Созависимость с коррекцией

2

Москаленко В.Д.

ФГУ «Национальный научный центр наркологии Росздрава», Москва

Адаптация семьи к зависимости.

 Еще около 50 лет назад в научной литературе были описаны реакции семьи на алкоголизм – это серия адаптационных стадий, соответствующих прогрессированию заболевания. Появился термин «ко-алкоголизм», которым обозначали состояние родственников. Позднее это явление стали называть созависимостью. Созависимость может возникать не только при алкоголизме, наркомании, игромании одного из членов семьи, но и при любом другом хроническом стрессогенном событии. Например, D. Meyer отмечал: «…похоже, что созависимость может существовать независимо от алкоголизма и отражает глобальную тенденцию фокусироваться на внешнем окружении ценой утраты контакта с внутренними процессами».

 Аддикция – это повторяющаяся модель саморазрушающего поведения, которую индивид или семья не могут ни ограничить, ни прекратить.

Часто основным механизмом защиты семьи является отрицание аддикции, ее масштабов, тяжести, последствий и важности для жизни семьи. E.B. Isaacson описала три основных правила, принятые в семьях больных зависимостью:

1) «не доверяй» – это правило вытекает из непостоянства семейной жизни и невозможности предвидеть будущее;

 2) «не чувствуй» – в семьях происходит подавление чувств – и гнева, и радости;

 3) «не говори» – это правило требует держать в «секрете» все, что связано с аддикцией в семье.

 У членов семьи имеются трудности в выражении эмоций и достижении душевной близости. Основными переживаемыми чувствами, хотя и не всегда выражаемыми, являются гнев, стыд, вина и подавленность. Результат этого – плохие навыки коммуникации, семейные конфликты, «перекручивание» ролей (например, когда дети играют роль родителей, заботясь о семейной жизни, а родители выступают в роли детей, то есть являются объектом заботы со стороны детей). Наблюдается низкий уровень семейной компетентности и семейной сплоченности.

 Больной с зависимостью от психоактивных веществ живет в отклоняющейся от нормы окружающей среде. Члены семьи разобщены, не вникают в интересы и дела друг друга либо их отношения запутаны, основаны на нездоровых правилах. В таких семьях невозможно сохранение здоровья трезво живущих их членов.

Часто в этих семьях имеет место физическое, сексуальное, эмоциональное и интеллектуальное насилие. Так, в Канаде было показано, что наличие алкогольной зависимости у мужа в два раза повышает вероятность избиения жены по сравнению с частотой этого явления в общей популяции. Физическое насилие в подобных семьях отмечают в ряде поколений.

 Аддиктивное поведение идентифицированного пациента, как правило, распространяется и на семью в целом. Аддикция – это повторяющаяся модель саморазрушающего поведения, которую индивид или семья не могут ни ограничить, ни прекратить. Аддиктивное поведение рассматривают как симптом или реакцию на нездоровые взаимоотношения с собой или другими. Аддиктивное поведение как больного, так и семьи характеризуют три главных признака:

 1) компульсивность – утрата способности свободно выбирать между возможностью останавливать или продолжать такое поведение;

2) продолжение нездорового поведения, несмотря на пагубные последствия, такие как потеря здоровья, работы, важных взаимоотношений или свободы;

3) постоянная концентрация, достигающая степени навязчивости, на соответствующей аддиктивной деятельности.

 Что такое созависимость?

Некоторые авторы рассматривают созависимость как болезнь, другие описывают ее в форме полезного для практики психологического поведения. С точки зрения автора статьи, созависимость скорее соответствует патологическому развитию личности. Созависимость является мучительным состоянием для человека (подчас более мучительным, чем сама зависимость от психоактивных веществ). Клинические закономерные «спутники» созависимости: дистимия, тревога, депрессия, пограничные нарушения, пассивно-агрессивное поведение, психосоматические нарушения.

 Единого краткого определения созависимости нет. В качестве рабочего можно принять следующее определение: «Созависимый человек – этотот, кто полностью поглощен тем, чтобы управлять поведением другого человека и совершенно не заботиться об удовлетворении собственных жизненно важных потребностей». Созависимость в известном смысле – это отказ от себя.

Созависимыми являются:

 • люди, состоящие в браке или находящиеся в любовных взаимоотношениях с больным зависимостью от психоактивных веществ;

• родители больных зависимостью от психоактивных веществ;

• люди, имеющие одного или обоих родителей, больных зависимостью от психоактивных веществ;

• люди, выросшие в эмоционально репрессивных семьях;

• люди, страдающие зависимостью, до и после активного периода болезни (преморбидное и постморбидное состояние).

 Личностные характеристики при созависимости.

1. Низкая самооценка. Это основная характеристика созависимых, на которой базируются все остальные. Отсюда такая особенность созависимых, как направленность вовне. Эти люди полностью зависят от внешних оценок, от взаимоотношений с другими. Созависимые не умеют принимать комплименты и похвалу должным образом. Это даже может усиливать у них чувство вины и своей неадекватности. В их сознании и лексиконе доминируют многочисленные долженствования – «я должна», «ты должен». Низкая самооценка может быть мотивом стремления помогать другим. Поскольку они не верят, что могут быть любимыми и ценными сами по себе, то они пытаются «заработать» любовь и внимание других и становятся в семье незаменимыми.

2. Компульсивное желание контролировать жизнь других. Созависимые верят, что в состоянии контролировать все на свете. Чем хаотичнее ситуация дома, тем больше прилагается усилий по ее контролю. Они думают, что могут сдерживать употребление алкоголя или наркотиков своими близкими. Созависимые уверены, что лучше всех в семье знают, как события должны происходить, как другие члены семьи должны себя вести. Для контроля над другими они используют уговоры, угрозы, принуждение, советы, подчеркивание беспомощности других («муж без меня пропадет»). Они внушают другим чувство вины («я тебе всю жизнь отдала, а ты…») либо используют грубое доминирование и манипулирование. Попытка взять под контроль неконтролируемые события приводит к депрессии. Невозможность достичь цели в вопросах контроля созависимые рассматривают как собственное поражение, как утрату смысла жизни. Другими исходами контролирующего поведения созависимых являются фрустрация, гнев.

3. Желание спасать других. Созависимые берут на себя ответственность за других, при этом совершенно безответственны в отношении собственного благополучия. Они плохо питаются, плохо спят, не посещают врача, не знают своих собственных потребностей. Спасая больного, созависимые лишь способствуют тому, что он будет продолжать употреблять алкоголь или наркотики. Попытка «спасать» никогда не удается. Это всего лишь деструктивная форма поведения как для созависимого, так и для зависимого. Такая «забота» о других предполагает некомпетентность, беспомощность другого, неспособность его делать то, что выполняет за него созависимый близкий. Все это дает возможность созависимым чувствовать себя постоянно необходимыми, незаменимыми.

4. Чувства. Многие поступки созависимых мотивированы страхом, который является основой любой зависимости. У созависимых это страх столкновения с реальностью, страх быть брошенной, страх потери контроля над жизнью, страх самого худшего. Когда люди находятся в постоянном страхе, у них прогрессирует тенденция к ригидности тела, души. Страх сковывает свободу выбора.Помимо страха, в эмоциональной палитре созависимых преобладают также тревога, стыд, вина, затянувшееся отчаяние, негодование, ярость, обида, жалость к себе, гнев. Эти эмоции называют токсическими. Они используются как механизмы защиты. Еще одна характерная особенность эмоциональной сферы созависимых – обнубиляция (затуманивание) чувств либо даже полный отказ от них, помогающий росту толерантности негативных эмоций. Постепенно у созависимых повышается переносимость эмоциональной боли. Негативные чувства в силу своей интенсивности могут генерализовываться и распространяться на других людей. Легко возникает ненависть и к себе. Сокрытие стыда, ненависти к себе может выглядеть как надменность и превосходство над другими (это трансформация чувств).

5. Отрицание. Созависимые используют все формы психологической защиты – рационализацию, минимизацию, вытеснение, проекцию и прочие, но более всего – отрицание. Они склонны игнорировать проблемы или делать вид, что ничего серьезного не происходит. Например, когда родители наблюдают состояние наркотического опьянения у сына или дочери, то могут объяснить это чем угодно, но только не употреблением наркотиков. Созависимые легко обманывают себя, верят в ложь, верят всему, что им сказали, если это соответствует желаемому. Они видят только то, что хотят видеть, и слышат только то, что хотят слышать. Отрицание помогает созависимым жить в мире иллюзий, поскольку правда очень болезненна. Обманывать себя – это всегда деструктивный процесс как для себя, так и для других. Обман – форма духовной деградации. Созависимые отрицают у себя наличие признаков созависимости. Именно отрицание мешает им попросить помощи для себя, затягивает и усугубляет зависимость больного и держит всю семью в дисфункциональном состоянии.

6. Болезни, вызванные стрессом. Это психосоматические нарушения в виде язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, колита, гипертензии, головной боли, нейроциркуляторной дистонии, бронхиальной астмы, тахикардии, аритмии. Созависимые болеют, поскольку пытаются контролировать то, что в принципе не поддается контролю (чью-то жизнь). Они много работают и тратят много сил на то, чтобы выжить. Появление психосоматических заболеваний свидетельствует о прогрессировании созависимости.

 7. Поражение духовной сферы. Духовность в рамках концепции созависимости определяется как качество взаимоотношений с субъектом (человеком) или объектом, наиболее важным в жизни. К наиболее значимым и ценным относятся взаимоотношения с самим собой, с семьей, обществом и Богом. Если у больного по мере развития заболевания эти взаимоотношения и связанные с ними ценности вытесняются отношениями с химическим веществом, то у созависимых – патологически измененными взаимоотношениями с больным членом семьи.

 Поведение созависимых людей.

 Родители, супруги идентифицированного пациента напряженно стараются понять больного, справиться с проблемой собственными силами, изменить или контролировать больного и его аддиктивное поведение. Концентрация на проблемах больного достигает степени компульсивности, поскольку они ни о чем другом думать не могут. Это ярче выражено у матерей, чем у отцов больных с зависимостью. Родители отодвигают на задний план свои интересы, чувства и потребности. Они продолжают опекать больного, предпринимать бесполезные действия по его «спасению» и не в состоянии ни изменить, ни прекратить такое поведение. При этом они не могут удовлетворять должным образом свои важные потребности – отдыхать, концентрироваться на своих интересах, посещать врача в случае необходимости.

 Значимые близкие больного могут ненамеренно и весьма незаметно для себя поощрять аддиктивное поведение своих партнеров, несмотря на «благие намерения». Тем самым созависимость предполагает выполнение роли пособника. Типичное поведение пособника включает: игнорирование проблемы, попытки скрыть, спрятать, покрыть проблему, защиту больного зависимостью от последствий, взятие на себя ответственности за алкогольное поведение больного – освобождение из вытрезвителя или тюрьмы, оплата адвоката или кредиторов, звонки начальнику на работу с ложными объяснениями прогулов и т. п., угрозы и критику в адрес больного, покупку алкоголя или других психоактивных веществ для него, совместное с больным употребление алкоголя либо другое саморазрушающее поведение.

 B. Le-Poire и соавт. отмечают, что неэффективные попытки созависимой супруги контролировать отклоняющееся поведение зависимого мужа фактически подкрепляют и поддерживают такое поведение. Однако некоторые специалисты не согласны с этой концепцией и считают, что таким образом авторы патологизируют заботливое поведение жены. Другие авторы полагают, что рассмотрение супруги больного в рамках созависимости подобно обвинению жертвы.

В поведении созависимых отмечали ряд парадоксов:

Первый парадокс: созависимые думают, будто они могут контролировать как свое поведение, так и поведение близкого человека, страдающего зависимостью, чаще всего химической. Фактически это химически зависимые держат под контролем поведение созависимого.

Второй парадокс: созависимые подчиняют свои потребности нуждам зависимых и занимают положение жертвы. Фактически созависимые занимают доминирующее положение и подчиняют себе зависимого человека, так что созависимый выступает не столько жертвой, сколько диктатором, обидчиком, преследователем.

Третий парадокс: созависимые желают прервать употребление психоактивных веществ, но используют награду (например, забота о больном во время кризиса) либо наказание (негодование по поводу его поведения). Оба средства (награда/наказание) служат лишь поддержанию привычного поведения больного с зависимостью.

Описано несколько стилей совладания (coping) со стрессом жены, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами мужем. Это широкий спектр поведенческих реакций – от тотального отвержения (rejection) мужа до выпутывания себя, отъединения (disengagement) и чувства одиночества. У жен отмечали поведение, которое защищает и заслоняет больного, не позволяя ему встретиться с естественными последствиями своего поведения, связанного с употреблением психоактивных веществ.

Предложена модель стресс-копинг-здоровье (stress-coping-health model). В соответствии с этой моделью предполагают, что проблемы, связанные с употреблением психоактивных веществ, являются стрессогенными для родственников, ведущими к появлению напряжения, часто в форме физических и/или психических нарушений здоровья. Стресс побуждает членов семьи развивать копинг-стратегию, которая бы смягчила напряжение у родственников. Структура копинг-стратегии, по мнению изучавших ее авторов, может быть описана тремя факторами: вовлеченность (поглощенность) (engaged), бездействующая толерантность (tolerant_inactive), отстраненность (withdraval).

Вовлеченность. Супруга считает и высказывает это в семье, что употребление алкоголя или наркотиков огорчает ее, портит настроение. Она пытается ограничить употребление и выдвигает определенные требования. Заявляет, что не будет принимать объяснений по поводу употребления психоактивных веществ, умоляет прекратить его, говорит мужу, что следует сделать, сообщает о своих ожиданиях в отношении потребления психоактивных веществ.

Бездействующая толерантность. Супруга извиняется за зависимого, покрывает его потребление или соглашается с тем, что она виновата. Не может принимать решения, слишком напугана, чтобы что-то делать. Пытается дом содержать так, чтобы все выглядело нормальным, или притворяется, что все хорошо. Думает о разводе, но ничего не делает в этом отношении. Высказывает угрозы, которые фактически и не думала приводить в исполнение.

Отстраненность. Когда супруг пьян или находится под действием наркотиков, оставляет его, занимается своими собственными делами и ведет себя так, как будто супруга здесь нет. Ставит себя на первое место, заботится о себе. Избегает мужа насколько это возможно. Ставит интересы других членов семьи выше интересов больного. Не отказывается от своих интересов или находит новые интересы.

По частоте этих стилей на первом месте оказалась вовлеченность, остальные два стиля представлены среди супругов с равной частотой, причем различия между группами с разной социокультурной ориентацией (коллективистская либо индивидуалистская) минимальны. Основной вывод авторов: все три стиля не являются здоровыми и приводят к выраженным проявлениям созависимости у супругов. Каждый стиль нуждается в коррекции.

Таким образом, несмотря на некоторые разногласия в трактовке созависимого поведения родственников больного, все авторы сходятся на том, что семья страдает предсказуемым образом, что модель страдания сходна в различных культурах и что без терапевтического вмешательства поведение членов семьи поддерживает аддиктивное поведение больного и разрушает здоровье созависимого родственника.

Созависимость ядовита, но излечима.

Когда говорят о низкой эффективности лечения больного с зависимостью, то сетуют на фактор, снижающий эту эффективность – «больной вернулся в ту же среду». Действительно, среда может способствовать рецидиву. Важно среди прочих и то обстоятельство, что больной вернулся после лечения в ту же внутрисемейную среду.

Если многочисленные исследования неизменно подтверждают закономерную вовлеченность семьи в патологический процесс аддикции, то и лечение должно фокусироваться не на одном больном, но и включать его семью. Более того, и профилактика зависимости может быть более успешной с вовлечением семьи. Зависимость – семейная болезнь, поэтому лечение и профилактика тоже должны быть семейными.

Психологическая помощь созависимым дает огромный выигрыш им самим в виде оздоровления и личностного роста, а также их родственникам, страдающим зависимостью, и подрастающим в семье детям. Для детей это существенный элемент профилактики развития зависимости. Следует напомнить, что дети больных зависимостью составляют группу высокого риска развития зависимости как от психоактивных веществ, так и нехимических ее форм – трудоголизма, игромании, фанатической приверженности к какой-либо деятельности, перееданию, любовной зависимости.

Результаты ряда исследований показали, что вовлечение семьи в терапию ускоряет и улучшает процесс выздоровления больного с зависимостью, снижает уровень стресса у родственников, повышает уровень сплоченности семьи. Низкий уровень сплоченности коррелирует с худшим прогнозом эффекта лечения.

Рекомендуется психосоциальное консультирование женщин, находящихся в партнерских взаимоотношениях с мужчинами, зависимыми от алкоголя. Консультирование может перейти в долгосрочную продуктивную психотерапию.

Имеются многочисленные доказательства большей эффективности лечения алкоголизма с вовлечением социального окружения, в частности семьи. Семья может как способствовать выздоровлению больного, так и «оздоравливаться» сама.

Семья должна стать законным объектом для оказания специализированной помощи при алкоголизме одного из членов. Большее внимание к семье и более широкому социальному окружению в обеспечении рутинных услуг пациентам может помочь вовлечь больных в лечение и поддерживать терапию; улучшить как исход терапии состояний, связанных с употреблением психоактивных веществ, так и функционирование семьи; уменьшить вред для членов семьи и других людей, включая детей. Парадокс состоит в том, что накопилось достаточно данных о роли семьи и ее страданиях, но помощь по-прежнему ориентирована только на больного индивида. Созависимость должна занять свое место среди состояний, требующих медицинской и психологической помощи. Созависимость мучительна, в этом смысле ядовита, но излечима.

Режим работы

Чебоксары, ул. Декабристов 18а, пом. № 9

Предрейсовые мед. осмотры (водителей)

  • с 06.00 до 09.00

Прием врача психиатра-нарколога

  • Пон-Пт - с 09.00 до 19.00
  • Сб-Вс - с 09.00 до 13.00

Чебоксары, пр-т Ленина 56, пом. № 1

Прием врача психолога

  • Пон-Пт - с 09.00 до 19.00
  • Сб-Вс - с 09.00 до 13.00

Запись и подробная информация:

55-27-33

46-11-10

55-57-33